0 173

Чуждый для казачества реестр

Чуждый для казачества реестр

О современных проблемах казачества

Отличить внешне казаков «общественных» от реестровых очень просто. «Общественные» носят традиционную форму, а реестровые при галстуке. Ну а отличить, когда казаки в гражданской одежде, очень непросто. И там, и здесь имеются казаки родовые и потомственные. Конечно, «общественных» намного больше, и это связано с тем, что они лучше других знают свои обычаи и традиции многовекового уклада.

Казаки всегда чувствовали себя казаками, но официально были признаны в 1990 году. В составе Союза казачьих войск России и Зарубежья (СКВРиЗ) были созданы 11 войск. Утверждены уставы, форма, погоны, знамёна, гимны и традиции. Казаки всех войск несли огромный заряд патриотизма, помогли на должном уровне обеспечить безопасность страны.

Войны в Приднестровье, Абхазии и на Кавказе показали это. Кавказ был отбит благодаря славному «общественному» казачеству. Казаки, как некогда говаривал Суворов, были выше всех похвал.

Но кому-то в Кремле это не понравилось. Поэтому создали реестровое казачество. Цель была одна – казаков разделить. Вышел Указ Президента РФ от 09.08.1995 N 835 «О государственном реестре казачьих обществ Российской Федерации». Затем были внесены изменения от 16.04.1996 г. и 30.12.1999 г. А потом вышел федеральный закон «О государственной службе Российского казачества» от 05.12.2005 г. N 154. Реестровые казаки были подчинены отделу по казачеству в Администрации Президента.

И Главное управление начало пытаться подмять под себя «общественных» казаков. Запрещали носить традиционную форму и погоны, присваивать чины в среде «общественного» казачества. Во многих регионах казаки в судах победили и отстояли свою форму и погоны. Настоящее казачество просто не согласилось с реестром.

Было очень много разногласий. По указу Президента РФ казаком можно быть только в возрасте от 18 до 45 лет, а остальные – до 18 и позже 45 – не могут считаться казаками. В общественном казачестве – с рождения и до конца жизни, а дети, женщины и старики считаются казачьего рода.

Главный вред реестра состоит в том, что тот считается казаком, кто подписал контракт с государством. Это для казаков не приемлемо. Казаки, имея свою многовековую историю, останутся казаками. И никому не позволено решать по-другому. Более того, у казаков нет границ с казаками Украины и Белоруссии, все мы едины как братья. А Указ Президента РФ считает казаками только граждан Российской Федерации.

У потомственных казаков трусость считается болезнью. Казаки никогда не признают и атаманов, навязанных им. Ведь до издания закона многие из них жили в России, но в казаки не вступали. Значит, чего-то боялись…

Отставные полковники МВД и других силовых ведомств в реестре сразу получают звание Казачьего генерала. Мы это не признаём, в лучшем случае он должен получить Хорунжего и расти дальше.

Осенью 1991 года казаки с оружием в руках отразили нападение ингушей на мирные сёла Осетин, подошли к Назрани, но их остановили федеральные войска на танках. В Чечне казачий полк им. Ермолова громил боевиков, брал штурмом аулы Орехово и Бамут, которые федеральные силы не могли взять. Когда генерал Лебедь подписывал Хасавюртовский договор, чеченцы поставили условие расформировать казаков полка им. Ермолова. Их вывели, а общественную дивизию создать не разрешили.

Мы добиваемся, чтобы при принятии любого закона, касающегося казаков, советовались с казачьей общественностью. И это очень справедливо, так как любой закон затрагивает нас в первую очередь. «Общественных» казаков не регистрируют по всей России, хотя «общественные» казаки действуют на основе Ф.З. от 1995 г. «Об общественных организациях».

Мы всегда помнили и помним, что нам, казакам, полезно только то, что полезно России. Слава Богу, что мы казаки!

Председатель совета атаманов России, казачий генерал Валерий Васильевич Камшилов;
Атаман Уссурийского казачьего войска СКВРиЗ, казачий генерал Юрий Викторович Савчук